«Я хотел работать в манере Калло»
Каталог выставки

1 / 11
  • 1/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 2/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 3/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 4/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 5/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 6/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 7/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 8/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 9/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 10/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»
  • 11/11
    «Я хотел работать в манере Калло»
    «Я хотел работать в манере Калло»

В основе очередной выставки IN ARTIBUS — гравюры Жака Калло (1592/93–1635). Семьдесят офортов, до недавнего времени принадлежащих Венской «Альбертине», и один рисунок прославленного французского мастера предоставили фонду московские коллекционеры. 

Жак Калло — заглавный, но не единственный герой выставки. Помимо гравюр из знаменитых серий Balli di Sfessania (1621), «Большие бедствия войны» (1633), «Большие страсти» (1618) и «Малые страсти» (1624), визуальный ряд дополнят работы других художников — как тех, чьими пластическими находками мог вдохновляться французский график, так и тех, на чье видение искусства повлияла «манера Калло». На выставке будут представлены графические работы Йооса де Момпера, Рембрандта, Дж.-Б. Пиранези, Ж.-Л. Давида, Теодора Жерико, Оноре Домье.

Выбор культурного среза, представленного на выставке, достаточно произволен. Неожиданное сопоставление разных авторов, эпох и видов искусства может вызвать как плодотворный поворот мысли зрителя, так и его раздражение. Организаторы не стремятся преподавать и назидать, они делают попытку материализовать в игровой форме внутренний лейтмотив искусства французского мастера — привести к гармоническому сосуществованию разнородные начала. Предвидя упреки в спорности некоторых трактовок, они могут только повторить вслед за Гофманом: «Я хотел работать в манере Калло».

facebook
twitter vk.com